Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Откуда «Крабовая барыня» Собчак нашла миллиарды на покупку предприятия по добыче крабов?

30 апреля 2020
3 617

Откуда Собчак нашла миллиарды на покупку предприятия по добыче крабов?

Прошло всего 3 дня, как пока еще гражданка РФ Ксения Собчак в эфире радиостанции «Эхо Москвы» заявила, что считает нецелесообразной раздачу денег россиянам. По словам Ксении, не имеет значения, какого размера будет пособие: «Россияне просто проедят их, а деньги сгорят, как в огне». Вместо этого барышня считает, что помогать необходимо только «сильным» – т.е. бизнесу. И здесь можно было бы поспорить на экономические темы, если бы в роли «сильных» Ксения не видела исключительно себя любимую и себе подобных, полагая, что именно ей государство должно помогать в тяжелую годину. Точнее, не ей напрямую, а бизнесу беглого олигарха-убийцы, который «Крабовая барыня» решила приобрести на неизвестно откуда взявшиеся миллиарды.

Как сообщает дружественный Ксении журнал Forbes, светская дама с пониженной социальной ответственностью вместе с бывшим топ-менеджером «Роснефти» и «Альфа-групп» Фридмана-Авеля – Игорем Соглаевым – собирается подмять под себя практически весь многомиллиардный бизнес по добыче дальневосточного краба, который ранее принадлежал Олегу Кану. Собственно, из-за этого силовики и не дали пройти сделке – все имущество Кана арестовано по делу об убийстве и контрабанде все того же краба. Для понимания: речь идет о доле в 40% акций в ООО «Монерон» и ООО «Курильский универсальный комплекс». Этим компаниям, подконтрольным опальному Олегу Кану, все еще принадлежат квоты на вылов 9 тысяч тонн дальневосточного краба на Дальнем Востоке – высокорентабельный бизнес: выручка группы за 2019 год составила 23 млрд руб., чистая прибыль – свыше 10 млрд руб., а рентабельность по чистой прибыли – до 60%, говорит Соглаев. У них есть собственный флот в 15 судов, налаженные каналы сбыта внутри России, долгосрочные договоры на поставки в Южную Корею, Китай и Японию и единственный в России завод по переработке крабов. Таким образом, на семьи Собчак и Соглаевых пришлось 50% владения крабовыми активами, или 4 500 тонн краба с общей выручкой почти в 60 млн долларов в год. Более того, данное предприятие еще и попало в список производителей, кому планирует оказать помощь государство, чем похвасталась сама Собчак. «Одно могу сказать, что наша группа компаний "Монерон" была признана государством системообразующей и включена в федеральный список, у нас выручка группы более 23 млрд руб., а это не шутка. И мы будем соответствовать этому положению и точно будем лучшими в крабовом бизнесе», – сообщила «бизнесвумен» Собчак.

Однако обо всем по порядку. Может, все бы и прошло по-тихому, без СМИ, если бы за покупку доченькой 40% в двух ООО – «Курильском универсальном комплексе» (КУК) и «Монерон» – не подняла хай ее маменька – сенатор от Тывы Людмила Нарусова, которая, используя свое служебное положение, 7 апреля направила главе Верховного суда РФ Вячеславу Лебедеву письмо. Письмо, к слову, до сих пор официально опубликовано на сайте ВС РФ, и каждый может его прочесть, пройдя по ссылке и скачав ПДФ-файл. В данном возмущенном письме и рассказывается, что партнером Собчак стала Елена Соглаева – супруга того самого топ-менеджера двух корпораций, выкупившая ещё 10% акций этих же компаний, по сути, захвативших на двоих всю добычу краба. Однако 30 марта городской суд Южно-Сахалинска по ходатайству Следственного комитета наложил арест на доли «Монерон», «Курильского универсального комплекса» и на все их имущество. Нарусова в письме Лебедеву обвинила следствие и суд первой инстанции в неправомерных действиях. Сделки почти состоялись, пишет Нарусова: 12 марта Собчак заключила с владельцами компаний договора купли-продажи, а на следующий день нотариус подала документы на регистрацию в налоговую. Правда, через неделю инспекция по Сахалинской области (там зарегистрированы обе компании) приостановила регистрацию, сославшись на недостоверность сведений. А еще через десять дней (30 марта) судья Южно-Сахалинского городского суда Андрей Коба арестовал имущество КУКа и «Монерона» по ходатайству Следственного комитета.

И вот тут на сцене появился Олег Кан. СМИ и телеграм-каналы в один голос заговорили о его связях с бывшим другом выгнанного губернатора Олега Кожемяко. Сама Собчак утверждает, что Олег Кан на данный момент не имеет отношения к бизнесу, доли в котором она купила, но продолжает консультировать менеджмент «как, наверное, лучший профессионал в этой отрасли». И тут не поспоришь – такого учителя еще поискать. 6 февраля 2020 года беглый сахалинский олигарх Олег Кан, обвиняемый в убийстве предпринимателя Валерия Пхиденко в 2010 году во Владивостоке, арестован заочно, сообщается на сайте СК РФ. «Кан арестован заочно, в ближайшее время он будет объявлен в международный розыск», – говорится в сообщении.

История его падения началась в 2018 году, когда 22 декабря вышел фильм о незаконном вылове на Дальнем Востоке и реализации за рубежом камчатского краба. В материале говорилось, что нелегальный бизнес по незаконному вылову в Охотском море камчатского краба и реализации его в Южной Корее и Японии был организован, в частности, Олегом Каном. В сюжете также сообщалось, что в 2010 году был убит работавший в этой сфере предприниматель Пхиденко. Вот репортаж «России 24» о тех чудных событиях.




После этого глава СК РФ Александр Бастрыкин поручил центральному аппарату СК забрать у сахалинских следователей материалы дела об убийстве предпринимателя и разобраться, почему они приостановили расследование. СК установил, что есть основания для обвинения Кана в убийстве Пхиденко. Кан, как «честный бизнесмен», тут же дал по тапкам из страны на личном самолете, обвинив во всем «кровавый режим». Он и его сын Александр были объявлены в федеральный розыск. А 18 апреля «Ведомости» сообщили, что городской суд Южно-Сахалинска по ходатайству Следственного комитета до 15 мая арестовал доли в двух указанных выше компаниях, а также в ООО «Приморская рыболовная компания». Их подозревают в занижении стоимости крабов при совершении экспортных операций в 2014-2015 годах, писала газета со ссылкой на копию постановления об аресте и источник, близкий к суду. По данным издания, бенефициаром трех компаний следствие считает Кана.

Само собой, Нарусова, которой, видимо, больше известно, заявила, что Кан к этим предприятиям отношения не имеет, и потребовала отдать их Ксюше. И действительно, согласно базе СПАРК, в данный момент владельцем «Монерон» является депутат регионального парламента http://www.dumasakhalin.ru/general-data/deputys/article4957 Дмитрий Пашов – близкий друг Кана, который и при нем был владельцем как «Монерона», так и других активов беглого олигарха. Владельцем «Курильский универсальный комплекс» значится Виктория Ледукова, которая до 2009 года носила фамилию Кан. А до 2019 года «КУК» принадлежал тому самому Александру Кану, сыну «крабового короля». А так Кан никакого отношения к сделке не имеет.

Далее о дальневосточной истории крабовой коррупции, которая похоронила не одного губернатора в политическом смысле и не одного коммерсанта в самом прямом, можно рассказывать долго. Как и о перипетиях интересов олигархов в борьбе за данный бизнес, как действующих, так и беглых, но суть истории не в этом. Пусть там следствие и суд решает, кто кому и сколько должен.

Главным вопросом здесь вообще должен быть не сам завод, а то, откуда у телеведущей Собчак внезапно нарисовались пять лишних миллиардов. Казалось бы, после того, как стало известно о приобретении, СМИ, телеграм-каналы и все прочие тут же должны были просто закидать СК вопросами: а законно ли обогатилась Ксения? Не подкинули ли ей денежек из-за бугра, хоть беглый, хоть не беглый олигарх или не олигарх?

А теперь вернемся к началу. Самое удивительное в этой истории, что Собчак, как и остальные ей подобные, отчаянно призывают проверять самозанятых и не кормить «нищебродов». Само собой, себя любимых они под проверками не видят – они ведь «сильные» и, главное, честные «борцы за народное счастье». То есть те, кто пользуется деньгами от наживы на воровстве краба, из-за которой на Дальнем Востоке не построили дороги и больницы, умрут люди, не пойдут в новые школы дети. Может, это не деньги Кана, а деньги другого ему подобного, из-за которого не появились больницы, дороги, школы в других регионах. И тут бы Ксюше сидеть да молчать в тряпочку, но не такова наша «Крабовая барыня» – ей еще холопов поучать нужно и себе любимой от государства субсидий побольше да побольше.

К слову, а почему бы в столь лютую годину государству не забрать столь сомнительный актив себе, решив вопрос раз и навсегда и получив деньги в сумме более 23 млрд рублей в год если не на раздачу населению, то на выдачу денег под материнский капитал на ремонт домов или квартир с использованием отечественных материалов, покупки отечественного авто, приобретение отечественной электроники? Да хоть на запуск группы спутников, которые вернут нас в список лидеров космических держав, а не на извращения Богомолова и «безбедную старость» мадам Нарусовой. Это был бы идеальный вариант, вот только подозреваем, что тут истерить наши «светлоликие чиновники» будут сильнее, чем после слов Глазьева, – если государству будут возвращать все «мутные», но прибыльные активы, то одним Каном может и не обойтись.

Поделиться: